#onegoswim140

Алина Микрюкова, участница #onegoswim140, делится своими впечатлениями:
Начнём рассказ о 140км по Онежскому озеру.
Вечером в среду я села в поезд Петербург-Петрозаводск. Ехать было чуть больше 4х часов и мне очень хотелось поспать. Рабочая неделя не дала нормально отдохнуть перед заплывом. Вот, кстати, мои коллеги до сих пор не знают ничего о том, чем я занимаюсь вне офиса. Зато меньше вопросов от начальства)
С собой я везла все самое необходимое и личный набор спортивных добавок, медикаментов и тд. У меня было несколько гидрокостюмов, шапочек и очков. Все таки на таких объёмах нужно быть гибким и иметь выбор.
В Петрозаводске вся команда уже была в сборе и совершила шопинг, выполнив месячный план магазина по отдельным позициям. Мы немного посидели в кафе, загрузились пиццей и отправились на боковую.
Онежское озеро встретило нас красивым рассветом. По замерам накануне заплыва, температура воды была 16С, но стоило первому пловцу прыгнуть в воду, как стало ясно, что она не выше 10С. Это был первый сюрприз. Пока мы шли из Петрозаводской губы водичка очень бодрила. Пришлось надеть три шапки и носки. Но лицо мерзло нещадно.
Чем дальше мы были от берега, тем теплее становилась вода.
Первые смены шли легко. Хорошая погода, хорошее настроение и начало марафона мотивировали и расслабляли. Ребята даже поели арбуз. Но скоро стало понятно, что это было очень зря…😂
Шли мы по принципу: первый плывёт, второй следит. Без поддержки и контроля никто не оставался даже в светлое время суток. На палубе все находились только в жилетах. С открытой водой шутить нельзя.

Время летело незаметно. Настроение было боевое.
На третьей смене у меня начали забиваться руки. Но терпимо. Пришлось менять гидрокостюмы. Все таки влезать в холодный и мокрый неопрен было тяжело и неприятно.
Не могу сказать, что все было прямо легко. Было холодно. Было достаточно тяжело. Возникали сложности с лодкой. Мотор яхты просто не хотел выдавать такую скорость и его пришлось перестраивать на ходу. Дышали в основном на право и поэтому лодка находилась всегда по правое плечо. Но пробовали разные варианты. Меняли стороны от борта, шли на волне от лодки и тд. Пространство и время для экспериментов были не ограничены.
Вода становилась теплее, берег дальше…
Когда мы вышли в большую Онегу, я спала. Проснулась от того, что меня укачало. Все попытки снова заснуть не дали результата. Внизу качка была сильнее и я вылезла на верхнюю палубу. Мне скорее хотелось в воду, так как по моим предположениям, там укачивает меньше. Но оказалось, что мои догадки были ошибочны. В воде мне было так же нехорошо. Я гребла и на меня накатывало раз за разом. Это была самая ужасная смена из всех. Пришлось выпить таблетки. Они подействовали не сразу, но жить явно стало легче.
Вообще, в большой Онеге ты чувствуешь себя в настоящей открытой воде. Берег на горизонте, водная гладь… Ты остаёшься наедине с водой. Становится понятно, зачем люди ходят в море. Это действительно многое даёт и разрешает в тебе.
Капитан приготовил суп. Для меня это блюдо вошло в топ вкуснейших блюд жизни. Нет ничего лучше горячего бульона, когда ты мокрый и холодный.
Собственно, основной задачей всегда было согреться после смены, восполнить силы и поспать.
Капитан отличился ещё раз, когда забросил с борта удочку и на неё успешно клюнул Кирилл. Но переговоры прошли успешно. Удочка была убрана до конца заплыва.
Вода становилась все теплее. Глубина доходила до сотни метров, но кое где появлялись мели и тогда яхта обходила их стороной, а наша команда шла своим путем.
Начинало смеркаться, мы держали курс на шхеры….
Наша команда зашла в шхеры, когда начало темнеть и рассмотреть острова не получилось. Моя первая ночная смена была около нулей. Перед своим заходом я постаралась поспать и когда вышла на палубу, то застала темноту, в которой можно было ни то что глаз выколоть, а просто играть в прятки. Как в классической литературе: не видно ни зги.
Для безопасности мы предприняли следующие меры: в буй положили мигающий маяк, на голову надели фонарик и на борт яхты так же был закреплён осветительный прибор.
Плыть ночью в открытой воде, это непередаваемое ощущение. Вокруг тебя темнота. Только плеск гребка и звук мотора. Кажется, что ты один на сотни километров. Это одновременно завораживает и пугает.
Главная задача в тёмное время суток- соблюдать дистанцию до яхты. И этому значительно мешает искажение света. Водителям хорошо известна ситуация, когда на трассе меняется восприятие дистанции до объекта в ночное время суток и на мокрой дороге вдвойне. Здесь такая же история. Чтобы не подплыть под лодку мне пришлось искать угол отражения света от борта. Оказалось, что лучшее место чуть впереди фонаря. Там не слепит и дистанция читается корректнее.
В полной темноте я плыла напряжённо. О рыбах и дне не думала ни секунды, а вот возможность войти в опасный контакт с яхтой или уйти от неё, не отпускала.
После смены я снова отправилась пытаться урвать сон.
В шхерах было тихо, спокойно и достаточно тепло.
Когда пришла очередь снова выходить на дистанцию, было уже немного светлее. Я замыкала первые 70км и в первые утренние часы уже видела силуэт Кижей.
Моя задача была доплыть до острова, выйти на сушу и дать сигнал обратному пути.
Остров кИжи (именно так нужно говорить по местным порядкам) с его архитектурными ансамблями, включены в список наследия ЮНЕСКО. После поджогов, ситуация с охраной ужесточились. И в момент, когда мы подходили к острову, на нем только что не заорала тревога. На берегу начали суетиться охранники, а когда я смогла нащупать дно среди камышей, то ко мне тот час же побежал один из людей в форме. Я встала на дно, коснулась символически берега и мы отправились в обратный путь. Нить поколений замкнулась…
И вот он финал истории о нашем, возможно рекордном, заплыве.
На самом деле, настоящие испытания начались на второй день. И очень хорошо, что он был последним.
Мышцы так наполнились, что влезать в гидрокостюмы становилось ужасно сложно. Кому то помогали партнёры, а я переоделась в самый большой костюм в моей коллекции. В обычные стартовые я уже не влезала.
Плечи и руки стали каменными и их было практически бесполезно тянуть и разминать. Отпускало мышцы только в воде, когда они разогревались.
Но главное испытание ждало не тело, а ЦНС. На второй день, когда больше суток вся команда спала урывками, начали шалить нервишки. Все стали более раздражительными и нервными. Углов стало появляться больше.
У нас начала кончаться питьевая вода и была идея готовить на заборной.
Погода уже стала не такой хорошей. Солнце пряталось за тучами, шёл дождик. И в момент, когда мы вышли в большую Онегу, нас настигла качка. Сила ее была такой, что все предметы, лежавшие в каюте, отправились гулять по свободному пространству. В том числе и кастрюли с едой. Но чем мы были ближе к берегу и Петрозаводской губе, тем вода становилась холоднее, а качка меньше.
Интересно наблюдать, как на мониторе эхолота появлялись рыбные сборища. Можно было вернуться с богатым уловом.
Когда на озеро вновь опустилась ночь и новые тёмные смены, я поняла, что гораздо проще было бы плыть по 10-15км и затем полноценно отдыхать. Усталость была уже очень сильная.
Ближе к финишу наш капитан торжественно объявил, что плыть осталось 5 км. И эта фраза повторялась каждый час… Смешно, но тогда хотелось либо плакать, либо достать весло и… Когда стало светать мы уже видели чёткие огни Петрозаводска. Изначально, план был таков, что последние километры команда должна преодолеть вместе. Но по факту стало понятно, что никто не хочет влезать в мокрые костюмы, да и усталость уже была значительной. В последнюю смену отправился Кирилл. Его финиш и финиш всего заплыва можно видеть на этих кадрах.
На берегу мы немного поздравили друг друга, сделали пару кадров и поехали отдыхать.

Прошла неделя с момента нашего финиша на берег Петрозаводска. И можно смело рассказать о том, что происходит после такой нагрузки.
Во-первых, после завершения заплыва тело, находившиеся в стрессе и работающее на внутренних ресурсах, начинает требовать к себе уважения и внимания. После схода на берег, примерно через час, меня накрыл настоящий “отходняк”. Было очень неприятно. Срочно требовалось тепло и сон. Я спала и меня все ещё штормило.
Во-вторых, самой пострадавшей оказалась нервная система. Ещё неделю я все куда то плыла ночами. Мне снилась вода, корабли и приключения. Видимо так чувствуют себя пираты, заточенные на берегу.
В-третьих, мышцы. Они были отработаны так, что первую ночь я просыпалась от того, что плыву. Сокращались дельты, трицепс и, говорят, смотрелось это не очень хорошо. Мышечный тонус спал, примерно, через два дня. И я снова смогла влезать в обычные вещи и не выглядеть, как на стероидах.
Итак, вывод один. Который и так всем известен. Ты должен быть готов к испытаниям, которые выбираешь. Казалось бы, мы провели в режиме нагрузки всего два дня. Но это серьёзное испытание для всех отделов и систем человека.
Уже через пару дней я чувствовала себя хорошо. Но беговое тестирование показало, что восстановление только началось. Даже несколько минут на дорожке были неприятными. Соответсвенно, тренировки на воде были всего пару раз в режиме восстановительных. Делала только то, что хотелось, нравилось и в лёгких объёмах. О новых приключениях моя нервная система пока не думает. И главным маркером полного восстановления всегда служит интерес и желание новой цели. День, когда задам поисковику вопрос о новой крутой дистанции и будет точкой в 140км по Онежскому озеру.
Итак, если вы собираетесь испытать себя, то прежде всего будьте готовы к этому испытанию. Реально оценивайте свои силы и правильно тренируйтесь. Почти всегда сходы на дистанции, это системные ошибки, которые вы совершили до старта на этапе подготовки. Цель должна быть реальной, а не запредельной. И обязательно правильно планируйте восстановление. Не частите со стартами. Чем серьёзнее цель, тем дольше и лучше нужно после неё отдыхать.

admin